À Paris! Какой была первая французская Неделя моды | World Fashion Channel

À Paris! Какой была первая французская Неделя моды

Мода
Читать мин

01 Mar 2022

Столица Франции — многовековая колыбель моды и того, что гордо именуется стилем. Неделя моды — ежегодно самое важное мероприятие в fashion-индустрии. Каждые шесть месяцев страны большой четвёрки (Нью-Йорк, Лондон, Милан, Париж) представляют вниманию мировой общественности сезонные коллекции осень-зима/весна-лето. Такой порядок неслучаен, ведь Парижская неделя Haute Couture считается наиболее авторитетной, а потому именно в этом городе проводятся заключительные показы. Разбираемся, с чем это может быть связано и с чего всё начиналось. 


Фотограф: Фрэнк Хорват

 

Обратившись к истории, мы узнаем, что само явление модного показа не ново. Мероприятия такого формата берут своё начало ещё в 18-м веке, хотя их и отличает очень лимитированный характер. Именно так: изначально в представлениях типа «искусство ради искусства» не было необходимости, а сам показ был лишь формой диалога tête-à-tête между модельером-предпринимателем и его клиентами. Показ ещё не подразумевал участие моделей и вещи демонстрировались на деревянных бюстах, которые, увы, не позволяли дамам оценить наряд с точки зрения практичности. Всё изменилось, когда во второй половине 19-го века у руля модных тенденций Парижа встал Чарльз Фредерик Уорт и первым сначала использовал бирки на создаваемых им нарядах, потом переместил их с манекенов на живых манекенщиц, а затем поспособствовал введению термина «haute couture». При его ходатайстве в 1868-м году был основан Синдикат Высокой моды, который и по сей день регламентирует дизайнерскую деятельность в стране, объединяя ведущие модные дома столицы. 


Мастерская модного дома Ф.Ч. Уорта (фотографы: Jacques Boyer, Rogger Viollet)

 

Хронический застой в правилах проведения модных показов сохранялся во Франции вплоть до 30-х годов прошлого столетия. Тогда эти мероприятия по-прежнему проводились в закрытых от прессы и зрителей условиях, не давая моде выйти в массы. Позднее, когда страна была оккупирована немецкими войсками во время Второй Мировой войны, инициативу на себя переняли прогрессивные и свободолюбивые Соединённые Штаты Америки. Уже в 1943 году США явили миру первую в истории Неделю моды (тогда ещё Неделю прессы). Не желая уступать противнику из-за рубежа, члены французского Синдиката начали срочную реабилитацию всего модного производства в стране. Стиль парижанок преобразился 4 года спустя, когда Кристиан Диор выдвинул на всеобщее обозрение новый образ для женщины послевоенного времени, который так и назывался «New Look». Минуя аскетизм и сдержанность военных лет, Диор сделал акцент на романтичный, нарочито женственный и даже соблазнительный стиль, который был утрачен женщиной за последние десятилетия. Повторное использование корсетов, кринолинов и неподъёмные по весу наряды подвергались критике повсеместно и всё же «новый облик» имел ошеломительный успех среди женщин, которые получили возможность вновь почувствовать себя изящными и желанными. Теперь каждая последующая коллекция дизайнера в таком стиле допускала активное участие прессы и фотокорреспондентов. 

 

Вечерний «New Look» Кристиана Диора, 1947 (источник: Getty Images)

Приготовления к показу Dior, 1947 (источник: Getty Images)

 

Прошло 26 лет лет, прежде чем Франция смогла повторить успех американской Недели моды. Это случилось в ноябре 1973 года, когда объявили о сборе средств на реставрацию Версальского дворца. Именно это и стало главной целью проведения показа, который получил название «Битва за Версаль». На подиуме друг против друга выступили пять мастодонтов европейской классики и пятеро состоявшихся на родине, но неизвестных на тот момент в Европе американских дизайнеров. Европейский золотой стандарт представили Ив Сен-Лоран, Пьер Карден, Марк Боан, Эмануэль Унгаро и Юбер де Живанши, а в авангарде западной моды встали Рой Халстон, Оскар де ла

Рента, Анна Кляйн, Билл Бласс и Стивен Берроуз.

 

Торжественный зал проведения «Битвы за Версаль», 28 ноября 1973 (источник: Getty Images)

 

Мероприятие отличалось особой театральностью, но не задумывалось как соревнование, однако повышенный интерес прессы и присутствие известнейших людей своего времени буквально превратили показ в борьбу за мировое господство. Французы были твёрдо убеждены в предстоящей победе. Они не воображали себя соперниками американцев, поскольку их авторитет к тому моменту уже был неоспорим. Никто и представить себе не мог, чем закончится эта история. Стремясь продемонстрировать своё очевидное превосходство над пришельцами с запада, французские модельеры превратили дефиле в пафосные салонные презентации, утратив тем самым известную на весь мир французскую лёгкость и непосредственность. Модели важно прохаживались по подиуму в нарядах, каждый из которых отсылал зрителей к лучшим традициям европейского haute couture. В обычное время такие демонстрации возымели бы успех, но в тот день Франция уже не была вне конкуренции. 


Ив Сен-Лоран и другие до начала представления (источник: Getty Images)

Показ французского модного дома Givenchy (источник: Getty Images)


Во Франции Штаты заявили о себе так же громко, как и появились на свет в качестве государства. Задействовав в показе 10 «цветных» моделей из общего числа, а их было всего 36, американцы в считанные секунды избавили подиум от французской напыщенности. Раскованность, искренность и некая фамильярность западников превратили сцену Версальского дворца в место проведения самого головокружительного бродвейского спектакля. Начавшийся выступлением Лайзы Миннелли, которая недавно получила Оскар за роль в фильме «Кабаре», показ не отличался изысканным сет-дизайном (американцы были очень ограничены в средствах), но энергичность и харизма, с которой те продемонстрировали миру вещи на каждый день, постановили, что девушка моды будущего — это не робкая пташка, а смелая и гордая женщина, которая поставит на место любого, кто усомнится в её силе.

Лайза Миннелли и американские модели открывают презентации западных дизайнеров (источник: Getty Images)


Ничто не могло находиться в статике: если вещь смотрелась излишне чопорно, на ней расстегивали пуговицу или закатывали рукава. Каждый элемент одежды должен был являть собой динамику американского образа жизни, дух свободы и молодости, с которым те приехали в Европу. Модель Роя Халстона Эльза Паретти демонстративно играла с мундштуком. Билли Блэр, приглашённая Биллом Блассом, вытаскивала цветные платки из рукавов, подобно фокуснице. В одно время с ней на подиум подтягивались модели в нарядах оттенка того платка, который вытягивала Блэр. Вся эта процессия закончилась повторным выступлением Миннелли с песней «Прощай, Париж» и выходом моделей в «маленьких чёрных платьях» американских модельеров. Шоу имело грандиозный успех и зал аплодировал стоя. По мере того, как отпускался занавес, всем становилось ясно, что Америка навсегда избавилась от клейма подражателей и с этого дня будет вершить уже свою историю моды.