Личный опыт: из-за чего возникает эмоциональное выгорание и как с ним справиться – рассказывают представители разных сфер | World Fashion Channel

Личный опыт: из-за чего возникает эмоциональное выгорание и как с ним справиться – рассказывают представители разных сфер

Осознанность Читать мин 13.11.2021 10:00

«Выберите себе работу по душе, и вам не придется работать ни дня в своей жизни», – говорил древний мыслитесь Конфуций. И хотя в его словах есть истина, в реальной жизни бывает так, когда даже самая любимая и интересная работа перестает приносить радость и удовлетворение. Это происходит из-за эмоционального выгорания – ситуации, при которой человек испытывает настоящий профессиональный кризис.

Мы попросили представителей разных сфер – от IT-компаний до студий дизайна – поделиться своими историями об эмоциональном выгорании и о том, что помогло им справиться с этой ситуацией.

Инна Анисимова, основательница агентства PR Partner

Фото: Инна Анисимова

Во время локдауна 2020 года мне было невыносимо заниматься работой в закрытом пространстве. В обычной жизни мое вдохновение – поездки, общение и спорт, и когда все закрылось, спонтанность и креатив как будто отключили. На меня как владельца рекламного агентства давила ответственность: у многих клиентов была непонятная ситуация, нужно было перестраивать внутренние процессы, подбадривать коллег. Плюс трое детей разного возраста. На фоне всего этого меня преследовала тревожность: сконцентрироваться на чем-то было все сложнее, напряжение дома росло, и я поняла, что нужно что-то делать с этим.

Сначала я выстроила рабочий процесс: стала структурировать и планировать дела. Мне помогла «лягушка» – методика тайм-менеджмента, когда неприятные задачи делаются в первой половине дня, чтобы работа шла быстрее. Договорилась с домашними, что в определенное время я для всех занята. Стала активно общаться с командой в Zoom. Еще я обратилась к психологу, а чуть позже всерьез увлеклась триатлоном: одна-две тренировки в день снимают стресс и разгружают голову.

Я не разочаровалась в своей работе. Скорее, провела переоценку. Ситуация показала, как быстро могут реорганизоваться мои сотрудники, как может сплотиться семья и на что способна я.

Самые модные пуховики зимы 2021/2022: краткий гид по трендам сезона

Подробнее

Анастасия Д. (имя изменено по просьбе героини), сотрудник в американской IT-корпорации

До того, как я перешла в IT-сферу, я работала в стратегическом консалтинге, и там эмоциональное выгорание – это частая история. Я работала над проектом, в котором совпало сразу несколько факторов: не было четкой цели, контакт с клиентом не был налажен, команда не была сплоченной. И если первое время я пыталась держаться, то в конце стало совсем тяжело, и я даже приболела из-за стресса. 

В моей новой компании больше заботятся о ментальном здоровье. Во-первых, здесь у тебя есть поддержка в лице менеджера, вышестоящего руководства, команды, и ты не чувствуешь себя брошенным. Второе – это системы на уровне компании. Например, relaxation days, когда тебе официально выделяют дополнительные дни отдыха в самые загруженные месяцы. Третье – это технические партнерства с разными компаниями по медитациям, ментальному здоровью. Ну и четвертое – это политика менеджмента, согласно которой вы в первую очередь должны заботиться о своем ментальном здоровье.

Очень помогает понимание, что работа не является самым главным приоритетом, что в жизни есть и другие моменты: семья, путешествия, друзья, хобби.

Екатерина Курашева, co-founder Young Old Lab, фестиваля «Young Old: новые старшие» и сервиса знакомств 50+ Older

Со мной выгорание случалось дважды. В первом случае у меня оставалось много времени на себя и свои увлечения, но в дальнейшем из-за этой свободы появился внутренний дискомфорт. С психотерапевтом мы пришли к выводу, что мне важно делать что-то масштабное и видеть, как моя работа меняет мир. Поэтому вместе с Таней Дроздовой мы основали лабораторию Young Old Lab, ориентированную на старшее поколение. Это помогло мне выбраться из личного кризиса.

Фото: Екатерина Курашева

Второе выгорание произошло, когда мы запускали фестиваль «Young Old: новые старшие». Весь месяц у меня был эмоциональный подъем, но я не могла расслабиться и переключиться. Через сутки после фестиваля меня накрыло: я плакала и не могла успокоиться от усталости, не хотела работать. Тогда я встретилась с партнером и проговорила свои ощущения и ошибки. Также мне помог набор личных практик: я медитировала, соблюдала режим дня, готовила красивые и полезные завтраки. А чтобы переключиться, отправилась в Стамбул, где каждый вечер ходила на танго. 

Сейчас я отслеживаю свои ощущения, делаю перерывы, расставляю приоритеты, иногда просто ухожу вглубь себя, чтобы отследить сигналы тела. Да, выгорание – это неприятно, но в обоих случаях оно помогло мне двигаться дальше и начать лучше чувствовать себя.

Майндмэппинг, брейнсторминг, метод Уолта Диснея и другие полезные техники для генерации идей

Подробнее

Анна К. (имя изменено по просьбе героини), младший специалист Организации Объединенных Наций (ООН)

В начале эмоциональное выгорание выражалось просто в нежелании приступать к работе. Потом я заметила, что мне страшно проверять электронную почту: я боялась получить письмо от нового руководителя, с которым у меня складывались плохие отношения. В какой-то момент у меня начиналась настоящая паника, дрожали руки. Я рассказала подруге, и она сказала: «Аня, ты выгораешь». Я еще удивилась: «Какое выгорание? Я всего два года работаю, а выгорают люди, которые работают на одном месте 20, 30 лет...».

Я поняла, что есть всего два варианта: либо увольняться, либо что-то кардинально менять. Я попробовала обсудить все с начальником, но он меня не услышал, и тогда я пошла к вышестоящему руководителю. Она меня выслушала и посоветовала обратиться в stuff council – службу психологической поддержки ООН. На их встречах мне рассказали, как действовать в моей ситуации. И все же, что действительно помогло мне – это смена руководителя, ведь мое эмоциональное выгорание было вызвано именно токсичной атмосферой в офисе.

Мне помогали возможности отвлечься от работы. Я занялась изучением французского языка, много путешествовала. Пока я ничего не могла исправить по работе, я старалась, чтобы за ее пределами у меня все было хорошо.

Максим Журило, сооснователь I Love Supersport, Ironstar. 7-кратный ironman. Пробежал 15 марафонов, два раза поднимался на Эльбрус и переплыл Гибралтар

Со мной эмоциональное выгорание случилось в прошлом году и было связано с турбулентной ситуацией во время первого локдауна. Для меня выгорание – это преддепрессивное состояние, когда ты теряешь мотивацию и находишься в постоянном стрессе. Это снижение эмоциональной и ментальной энергии, которые тянут за собой снижение физической и духовной энергии.

Фото: Максим Журило (https://www.instagram.com/maxzhurilo/)

Фокус в том, что топливо для всей системы создается на физическом уровне, поэтому нужно почувствовать тело, уделить время его восстановлению. В этом помогают баня, массаж, прогулка в парке, пилатес, легкая физическая активность. На ранней стадии выгорания может помочь спорт. Нужно сделать что-то, что вызовет уважение к себе: это может быть пробежка, тренировка. Вы начнете улыбаться себе в зеркале, станете более уверенными, что, в свою очередь, запустит позитивные изменения, которые подтянут эмоциональный фон.

Спорт помогает ставить цели и добиваться их, кроме того, с его помощью вы найдете людей по интересам, которые будут поддерживать и мотивировать вас. 

Что такое эмоциональная измена и как не предавать своего партнера даже в мыслях – рассказывает психолог

Подробнее

Сергей Черненко, генеральный директор и учредитель ювелирной мастерской Bismark

 Фото: Сергей Черненко

Я со старшей школы мечтал открыть свою ювелирную мастерскую, и я искренне люблю свое дело, но в моей работе тоже бывают моменты, когда наступает эмоциональное выгорание. Чаще всего такое происходит на фоне общей усталости, а она возникает из-за неумения вовремя сделать паузу. Когда занимаешься любимым делом, очень легко увлечься, забыть о времени, взять срочный заказ – создать обручальное кольцо по индивидуальному эскизу, а дата свадьбы уже совсем скоро. Так и получается, что приходится задерживаться после работы, иногда выходить в свой выходной. В какой-то момент у тебя просто опускаются руки, пропадает запал, интерес к работе, погружаешься в вечный «день сурка».

И в этом случае помогает только «рекламная пауза» – как только закрыл самые важные задачи, нужно заставить себя взять небольшой отпуск, отрешиться от дел, с семьей отправиться на природу. Ведь самое страшное в эмоциональном выгорании – что твое внутреннее состояние может сказаться на детях и самых близких.

Я всегда напоминаю себе, что работа должна приносить удовольствие, а о каком удовольствии может идти речь, когда ты вечно злой и усталый?

Евгения Миронюк (имя изменено по просьбе героини), старший менеджер по продажам ДЛТ

Первые признаки выгорания я начала испытывать тогда, когда все процессы были доведены до автоматизма. Из-за этого я почувствовала, что у меня нет никакого интереса к работе, к людям, к товару – все стало очень обыденно и скучно, каждый день был похож на предыдущий. Утром не можешь проснуться, чтобы идти на работу, и в течение рабочего дня только и ждешь, когда он закончится. А в конце не остается никаких эмоциональных, моральных сил ни на что другое.

Первое время я никак не боролась с этим состоянием – просто не понимала, что происходит. Потом начала просить коллег поменяться какими-то задачами, или просила выходной, или уйти пораньше – это было нечасто, в качестве исключения. Рассказала об этом друзьям, чтобы они отвлекали: встречали с работы, поддерживали сообщениями. Планировала свои выходные, выезжала за город, чтобы был момент переключения и чтобы отвлекаться от рутины.

Мне помогло принятие того, что сейчас такой этап и что это нормально: с этим все рано или поздно сталкиваются. Просто его нужно пройти. Дать себе возможность отдыхать, не так сильно зацикливаться, если что-то не получается.

Юлия Скрябина, дизайнер бренда Juli Too

Фото: Юлия Скрябина

Моя деятельность подразумевает тесный контакт с людьми, и в моем случае эмоциональное выгорание может быть вызвано именно необходимостью постоянно поддерживать общение и работать с социумом. Здесь нужна постоянная энергетическая отдача, все от тебя ждут каких-то эмоций взамен. А мне бывает сложно остановиться, работа затягивает, и я мчу на каких-то безумных скоростях. Но у этой гонки есть последствия: сначала мне все нравится, но потом я чувствую, что не могу элементарно собраться с мыслями.

Для меня один из симптомов выгорания – рассеянность, когда ты толком не можешь собрать в кучу идеи, анализировать, оперативно принимать решения.

В этом случае я пробую переключаться на другой тип работы: могу сказать коллегам, что сейчас я буду работать, например, с документами или над коллекциями – задачами, которые не требуют постоянного контакта с людьми. Или беру отпуск и провожу время с детьми. Но затяжной отпуск тоже может провоцировать выгорание. За 2–3 недели накапливается столько дел, что уже через неделю у тебя не остается сил. Так что истина все та же – везде и всегда нужен здоровый баланс.

Пальто «тедди»: 8 крутых вариантов для поздней осени и начала зимы

Подробнее